Подробности о поездке на Русский Север в конце мая 2001-го года.

Версия 3.5.  © ГриЛ

    Путешествие началось 28-го мая 2001-го года из города Пушкино.
    Приехал в Пушкино в воскресенье вечером и заночевал у известной многим Ане Истоминой,
чтобы в понедельник поймать «утреннюю волну».
    В восемь утра вышел пешком из Пушкино на ярославское шоссе. Первый водитель
провез около 10 км, а вот сразу за ним, попался очень деловой мужик, который возвращался в
Вологду на «Волге». Переславль, Ростов и Ярославль прошли транзитом через центр. Перед
самой Вологдой погода стала портиться, да и дорога ухудшилась, по сравнению с другими "М"-
магистралями.
    В 13-30 высадился на первой автобусной остановке в Вологде. Драйвер посоветовал
сесть на автобус до центра. Так и поступил, тем более что дождь все усиливался. Кондуктору 3
рубля, Егору Паагиреву – билетик. Вышел возле ВПУ (Вологодского Политехнического
Университета).
    Забрел в студенческую столовую, позади дома культуры. Работает по будням с 11 до 15.
Обед стоил 15 рублей: щи, котлета с картошкой, салат из капусты, два компота с булочкой,
хлеб. Прошел из столовой в главный корпус ВПУ но бесплатного телефона не нашел.
    Под дождем смотреть Вологду нет никакого желания. Есть в Вологде клуб
автостопа - ОСА-35 (Организация Северного Автостопа)
Председатель - Сергей Книжник тел. (8172) 22-35-80
Отв. секретарь - Денис Медведев (Ден) тел. (8172) 21-08-20
Алексей Червяков тел. (8172) 23-15-73 Fido 2:5014/4.138
Дима Санталов (8172) 73-01-12 Fido 2:5014/4.116
    Дошел до площади Ленина и из автомата (1руб монета) позвонил "секретарю" Дену
Медведеву. Договорились, что я подожду его в политехнической библиотеке, чтобы не мокнуть
под дождем. Библиотека произвела впечатление: список периодических изданий на двери
читального зала – более двух сотен наименований. Кроме бумажного чтения библиотека так же
устраивает прослушивание фонограмм, ксерокопирование, бесплатный доступ через спец
телефон к своему серверу, электронная почта… Жалко, что стрелку забили в фойе, и я не смог
воспользоваться чем-либо…
    Денис вызвался проводить меня на вписку к Сергею Книжнику. По пути купили
батарейки в фотоаппарат, печать фотографий 10Х15 стоит 3р 30 коп.
    Когда приехали к Книжнику, решили что по плохой погоде никуда сегодня уже не
ездить, а осмотр Вологды отложить на более хорошую погоду. Денис обещал быть моим
экскурсоводом в воскресенье, когда я поеду обратно.

    Утром 29-го мая Сергей проводил меня до автобуса, который вывез на северную
окраину города. Подстопил до выездной таблички и встал возле плаката «ВЕЛИКИЙ УСТЮГ –
РОДИНА ДЕДА МОРОЗА». Деда мороза «вписал» в Устюг московский мэр, будучи в гостях у
вологодского губернатора. С тех пор по всем перекресткам вологодчины поставили красивые
рекламные щиты, показывающие сколько километров отсюда до «родины всех дедов-морозов»
и как туда проехать.

Плакат на северном выезде из Вологды, приглашающий посетить Родину Деда Мороза.
    Когда голосовал возле этого плаката мимо меня проехал крутой Джип с «братками». Я
их стопил еще в городе, но они где-то задержались и снова увидев меня весело замахали
руками. Уехал на маленьком Форде, типа ижевского «каблука». Молодой человек их Питера
объезжал магазины вологодской области собирая заказы на поставку продукции «Кока-кола».
Доставка грузовиками на второй день. Сегодня его «объезд» начинался от города Кадников. На
окраинной АЗС мы с ним и расстались.
    Вскоре ко мне подошел религиозный человек, по виду – странствующий монах – в
темной церковной одежде и шапочке. В возрасте лет 40 по виду. Вместо котомки паломника он
держал в руках полиэтиленовый пакет:
    - Бог в помощь. Куда путь держишь?
    - Спасибо. На Север путешествую. А Вы?
    - А я с севера. А ты крещенный?
    - Нет. И не дождетесь. – Сразу решил я прервать эту тему, чтобы не нарываться на
«уговоры».
    - Ага. Ясно. Не хочешь продаваться «ловцам человеческих душ» – Заявил «монах»,
совершенно неожиданно для меня отгадав мое отношение к религиям.
    - Точно сказано. А Вы куда направляетесь?
    - Я еду в Мурманск.
    - Почему по трассе? Ведь у вас есть «святомудрый» пароход из Архангельска на
Соловки, а там и до Кеми бы сразу добрались бы…
    - Нет. У меня есть «задание» – найти место для основания нового мужского
монастыря.
    - Неужто монастырей мало? Сначала бы Соловецкий восстановили и другие,
которые уже есть… а то вот уж сразу и новый захотели!
    - Нет. Мне нужно место для нового найти… А ты куда еще ездил? Самое дальнее?
    - На Севере я впервые. До этого ездил на юг.
    - А я пешком дошел от Пскова до Иерусалима! Изучил четыре языка, несколько лет в
Германии жил…
    - Интересно! Вот вам реклама нашего клуба, будете в Москве, приходите в гости.
Наверное, есть что рассказать!
    - О! Да! Я единственный человек, который пешком по мосту через Босфор прошел!
    - Так уж и единственный?!
    - Да! Там никого пешком не пускают. Только меня пустили!
    - Ну ладно. Приходите в гости, там расскажете, только позвоните – вот телефоны.
    - Хорошо, зайду. Меня Фема зовут, запиши, если память не дырявая. Удачи тебе.
    - И вам всего хорошего!
    Монах ушел на заправку, а я через две минуты застопил тот самый Джип с «крутыми»,
заднее сиденье у них было пустое.
    - Вы че, здесь просто катаетесь что ли?! Я вас в третий раз обогнал!
    - Ну, садись, рассказывай кто да откуда…
    «Крутые» катались в сторону Устюга. Рассказывали мне о своей нелегкой жизни, я им о
более интересной жизни своей. Как и всех богатых, их прежде всего интересовал вопрос о моих
доходах-расходах. Сначала я позволил им самоутвердиться в собственной крутости, а потом
мягко раскрутил на чай с оладушками в кафе, на повороте возле Чекшино.
    Вышел у отворота на Тотьму – уж очень не хотелось пропускать сей замечательный
город. Почти сразу меня увезла в центр города машина-вахтовка с геодезистами. Высадили
посреди грунтовой улицы. Точнее «лужи морем, земля – перешейком», красивая церковь
отражалась в лужах, вдоль домов тянулись скрипучие тротуары из досок.

"... где мостовые срипят, как половицы..." - тротуары Русского Севера. город Тотьма.
   В этой церкви был «музей мореходов». В прихожей музея меня встретил человек с топором.
    - Добрый день. Можно войти?
    - Куда прешь! Не видишь – ремонт!
    - Ничего на двери не написано. А в зале свет горит. Позвольте мне аккуратно пройти
через ремонтируемую раздевалку и посмотреть экспозицию самому.
    - Нет. Запрещено.
    - Но я специально в Тотьму заехал, чтобы этот музей посмотреть!
    - Ремонт. Никого пущать не велено.
    - А где начальник? Позвоните мне старшего или директора музея!
    - Директор в краеведческом сидит. Вот и ступай туда.
    - И пойду и обязательно еще вернусь!
    Краеведческий музей располагался в старинном особняке. Я попросил директора
позвонить в «Музей мореходов», чтобы меня пропустили «в порядке исключения». После
краеведческого я прошел к набережной реки Сухоны, где в высокой церкви располагался
«Музей церковной старины». Узенькая лестница вела на верхнюю площадку звонницы, откуда
открывался замечательный вид и на город и на речку.

На колокольне в Тотьме.
    Река был полноводна весьма, примерно на
полтора метра больше своего летнего уровня. Этому удивлялся не только я, но и местные
жители. В этом году май выдался необычайно дождливый и холодный даже для этих мест.
Кассирша из церковного музея объяснила как пройти в тотемскую станцию юных
туристов. СЮТур располагалась в деревянном доме, на берегу реки, в километре выше по
течению от колокольни-музея.

р. Сухона возле Тотьмы. Позади церквушки - СЮТур.
Зато идти туда нужно вокруг бани по многочисленным
деревянным мосткам. Эти «скрипучие тротуары» местами поднимались на высоту до двух
метров над многочисленными лужами и ручьями. Без них нормальное хождение по поселку
было бы очень проблематичным. Удачно гармонируя с серыми деревянными домами и яркими
крышами церквей, эти тротуары создавали тот неповторимый пейзаж Русского Севера, который
я и попытался запечатлеть на фотографии.
    В СЮТуре сидели только две тетушки. Мы пожаловались друг другу на низкие
зарплаты педагогов, я пожелал им найти-таки в своем городе энтузиастов-мужчин, которые
смогли бы водить детей в походы. Попил чаю, а от вписки на ночь отказался – еще успею до
Устюга добраться.
    Снова вернулся в музей Мореходов. Теперь там появилась девушка - научный
сотрудник, которая и показала мне скромную экспозицию, повествующую о хождениях по
морям тотемских купцов. Именно выходцы из этого города осваивали «Русскую Америку» от
Аляски и даже дальше на юг, почти до Ванкувера. В доме самого знаменитого первопроходца –
Ильи Кускова устроили даже отдельный мемориальный музей.

Памятник русским первопроходцам. г. Тотьма.
Его смотрительница поведала
мне, что во время майского подъема воды по Сухоне ходят из Вологды пароходы с туристами,
один из них ушел на Устюг лишь вчера.
    Поглощая сладкий напиток «снежок» и мягкий батон, дошел до автостанции. Три
километра до объездной автодороги меня подвез местный милиционер на стареньком ГАЗике.
Машин на трассе почти не было, погода снова портиться. Лишь через час в райцентр
Нюксеница поехал ЗИЛ-молоковоз.
    В четырех километрах от этого села построили в 1999-ом году новый мост через
Сухону. На ту сторону реки я подъехал на местной «шестерке», водитель которой никогда в
жизни не выезжал за пределы своего района. Высадился на перекрестке местных дорог возле
кабака под названием «К деду Морозу». Однако звуки, доносившиеся изнутри, совсем не
походили на детский праздник – то и дело к кабаку подъезжали машины из окрестных деревень
высаживали в меру пьяных пассажиров и забирали по домам уже совсем напившихся. Мне же
стопить эти машины совсем не хотелось.
    Размышляя о родине и земляках Деда Мороза, чуть не пропустил новый грузовик-
"бычок", который перегоняли из Москвы в город Коряжму. Разговаривая с водителями о холодных погодах
и глобальном потеплении климата, мы промчались, разбрызгивая лужи до Великого Устюга.

    Перед городом мост, снова на левый берег Сухоны, за мостом пост милиции и
указатель «До вотчины Деда Мороза 12 км.» на восток от города. К счастью, на дачу к Деду
Морозу (а точнее по соседству с ним) ехал житель Устюга, который и подвез меня к самым
воротам «вотчины», все-таки оказавшимся в 15-ти (а не в 12) км от поста. На воротах, возле закрытой за
поздностью часа будки «КАССА» стоял ВОХР и курил «беломор».
    - Добрый вечер. Это и есть «Вотчина деда Мороза»? – Спросил я, разглядывая
деревянные коттеджи в «ново-русском» стиле.
    - Да. Вот прейскурант. Будете селиться? – Без воодушевления спросил охранник.
    - Пожалуй нет. А можно пообщаться с начальником этого «пионерлагеря»? – На
всякий случай, раз уж заехал – добавил я мысленно, разглядывая «прейскурант»:
фото на территории 20 руб., входной билет 10 руб. на ребенка, фото с Дедом-
Морозом в его дворце - … рублей.
    - Щас позвоню. Подожди.
    Ночным начальником оказалась городская тетка с мобильным телефоном. Она проводила
меня в бар, где заправлял уже совсем мордоворот с московской харей. А где же «помощники
деда-Мороза» в валенках и шапках-ушанках?! Оказалось, что «вотчина» – пионерлагерь для
Новых Русских, а так же для «национальной охоты» личных гостей вологодского губернатора.
Самый маленький домик стоит 300 долларов на одну ночь (со слов жителей Устюга). Позже,
местные жители рассказали мне, что к услугам есть и зверинец, и бассейн и сауна с «элитными
снегурочками». Короче, мне стало противно, что из такой светлой сказки сделали кормушку для
барыг. Даже не угостив меня чаем, всех автостопщиков обозвали бомжами и я ушел на речку
даже не сказав им «до свидания».
    Вышел через сосновый лес на берег Сухоны. Солнце к девяти часам пробилось в узкую
щель между облаками и горизонтом, окрашивая в розовый цвет соседний берег и дровяные
склады на фоне темного леса… Ночевать я разместился в пустом дровяном сарае – если ночью
снова пойдет дождь, то не нужно утром ничего сушить.

    30-го мая утром прибыл в сам город Великий Устюг. Погода наладилась, луж почти не
осталось. Город весьма зелен и благоустроен в центральной его части. На заре 20-го века на
набережной Великого Устюга располагалось 14 церквей, сейчас осталось всего семь, но и то
впечатляет! Все они свежевыкрашенны, крыши обновили, кресты позолотили – через два дня
празднуют День Города. В большинстве церквей расположились музеи и выставки – церковной
утвари, икон, местных берестяных и деревянных промыслов… Музеи открыты с 10 до 15 часов,
выходной – понедельник.

Храмы на набережной Великого Устюга.
    В школе номер 11, с 10 до 15 часов, по будним дням, работает самая дешевая столовая –
обед из трех блюд и булочки всего 10,5 рублей. По слухам, еще более дешевая столовая на
щеточной фабрике, но это на окраине и я там не был.
    В центре города открыт «Офис Деда-Мороза». Очень милые женщины принимают
сотни писем примерно такого содержания: «Дорогой дедушка Мороз! Меня зовут Ваня, я у
мамы не один, еще три сестренки и братишка. Пришли мне, пожалуйста, к Новому Году си-ди
плеер…» Работает сервер www.ded-moroz.com , сотни детских рисунков украшают тронный зал,
где заседает дед-мороз и принимает посетителей. Специальное отделение связи ставит
фирменный штамп на фирменный конверт и каждому ребенку дед-мороз пишет ответ на
письмо. Самая популярная просьба в письмах… Правильно! Подарить компьютер. Неужели
дети, которые уже доросли до компьютера не понимают, что дед-мороз не Билл Гейтс, и
высылать компьютеры не может? Многие адресаты вкладывают в конверт свою фотографию
возле елки. Их набралось уже десятки альбомов – любой зашедший в офис может посмотреть.
    Еще открыли музей «Новогодняя игрушка». Здесь для детей делают экскурсии, чтобы
показать как украшали елки их бабушки и родители, когда сами были маленькие. Есть елка «30-х

годов», елка «50-х годов» и т.д. Все очень трогательно и мило. Как в офисе, так и в музее
можно полюбоваться на сотни подарков, которые присылают самому Деду:  от цветных валенок
до теремов из печенья.
    В центре города кроме церквей есть еще и старинный монастырь, на территории
которого расположен автомобильный техникум. А вот экскурсии по его соборам только через
предварительные заявки в краеведческом музее.
    Кроме музеев я посетил речной вокзал. Диспетчер сказал что Двина обмелела и сейчас
только редкие баржи ходят по ней в весеннюю воду. В Архангельск ходит только водометное
судно «Заря», но лишь один раз в 10-14 дней и до летнего падения воды.
    Недалеко от пристани обнаружилось речное училище, которое в этом году празднует
свое 80-ти летите. Несмотря на отсутствие навигации на Двине, ежегодно училище выпускает и
трудоустраивает около 200 молодых специалистов-речников. Курсанты щеголяют в матросской
форме, среди них есть даже девушки. Чтобы попасть в музей училища мне пришлось
познакомиться с его директором. Николай Александрович Бритвин так искренне обрадовался
моему появлению, что просто-таки уговорил меня остаться на ночь в их общежитии. Я прошел
два квартала на север и мне выдали ключ от двухместной комнаты второго этажа. Это
называлось «гостиница для родителей» и имелся даже отдельный выход на улицу, ибо
курсантов в 22 часа запирали на ключ на 1-ом этаже..
    В столовой мне бесплатно навалили котелок гречневой каши. Без рюкзака я до поздней
ночи гулял по городу, солнце коснулось горизонта только в первом часу, а в конце июня здесь
совсем белые ночи.
Закат на Северной Двине. Великий Устюг.
    Рано утром 31-го мая  выехал на «каблучке» за город. Трасса на Котлас и Архангельск
здесь не имела дальноедущих машин. Пришлось ехать на локальном транспорте от деревни к
деревне. Зато проходя пешком до выезда из очередного селения, можно было понаблюдать
рабочие будни жителей севера. Избы их сделаны из огромных бревен, окна с резными
наличниками в двух метрах над землей. Позади дома – крытые сени, сараи и хозяйственные
постройки. Для проходов от дома к дому и к каждому строению настланы уже знакомые
деревянные тротуары. Многие деревянные магазины еще сохранили вывески «КООП». Был,
например, обнаружен магазин под названием «КООП - Бар – Дискотека». За районным центром
Красноборск асфальт окончательно исчез. Покрытие ненадолго появлялось в некоторых селах, а
современные мосты через притоки Двины заменили деревянные только в прошлом году. До
поворота на переправу в село Речегда, меня подвозил бортовой грузовик из Ярославля. Когда
проезжает встречная машина, поднимается туча пыли, которая через щели проникает в кабину

и въедается во все предметы и полости тела.
    - Ну и пылища! – Заявляет пожилой, видавший виды водитель. – Прямо как в
Африке!
    - Точно, как в пустыне Сахаре! – Авторитетно подтверждаю я.
    Перед Архангельском покинул КАМАЗ-Лесовоз и в Северодвинск приехал на Девятке,
которую перегоняли из Москвы. Одиннадцатый час вечера – светит солнце, с моря холодный
ветер. Люди ходят в длинных плащах и пальто, дождя не было уже дня два.
    У меня был адрес некой Юли, познакомились мы через сайт АВП. К сожалению, на
звонки в дверь никто не открыл. Решив идти искать вписку в какое-нибудь общежитие, я стал
писать для Юли записку. В это время на площадку поднялся подвыпивший сосед из квартиры слева..
    - Что это ты тут делаешь с рюкзаком?
    - Записку пишу вашей соседке.
    - А что ты хотел? почему с рюкзаком ночью?
    - Я приехал в гости, из Подмосковья. Но к сожалению, ее нет дома…
    - А-а! И куда же ты пойдешь теперь?
    - Куда-нибудь в общежитие…
    - Вот еще глупости. Давай ко мне домой. Положим тебя в большой комнате…
    - Да ты сначала к жене своей спросись, а то она тебя выгонит самого, гляди…
    - Нет проблем, щас спросим.
    Уже через пол часа, чисто вымытый и переодетый, я кушал гречневую кашу с
сосисками, когда в дверь позвонила Юля. Сосед уже заснул, когда я перебрался к ней с вещами
пить чай. Надо будет утром зайти и поблагодарить за такое замечательное северное
гостеприимство.
    Юля оказалась супер-самоходной девушкой. Уже пять лет она самостоятельно
путешествует по России. Из далекого Северодвинска ездила на Алтай, Байкал, Урал…
Прошедшей осенью доехала автостопом до Владивостока и сходила гидростопом на Камчатку.
До поздней ночи я рассматривал фотографии вулканов, фумарол, гейзеров…  (За лето 2001-го года,

Юля посетит Киргизию и Таджикистан, станет первой, известной науке автостопщицей, проехавшей
самую высокогорную трассу СССР - "Хорог-Ош")
Кто хочет составить симпатичной девушке компанию?
    Пишите на [email protected]


    В первый день лета потеплело даже в Северодвинске. Юля отправилась на работу, дав
мне вписки в Архангельске, а я поехал на запад от города в урочище Куртяево, где находиться
древний взорвавшийся вулкан, минеральные источники и аномальная зона. Километров 15
пришлось ехать на грузовиках по гравийной дороге среди заболоченного редколесья. Урочище
находиться в заповеднике, но Юля объяснила как найти избушку сторожа и лесник сам
проводил меня к старой деревянной часовне, возле которой и была та самая «аномальная
поляна». Но так как ни я, ни лесник, во всякую аномальщину не верили, то ничего интересного
среди травы не обнаружили. А всякие экстрасенсы сюда идут десятками, для «подзарядки».
    Вода в источниках была холодной, но действительно минеральной, в разной степени. Только в
Приэльбрусье она уже с газом, а здесь нет. Все деревья вокруг покрыты повязочками – многие
люди верят что каждый источник излечивает от тех или иных болезней и приезжают сюда
лечиться.
    Через два часа, на новеньком УАЗике вернулся в город. Решил поехать городским
автостопом к порту. В первой же машине водитель сам предложил «показать мне город и море».
Но в порт нас не пустили (нужен пропуск, а его дают только по веским причинам) и даже
«дежурная дырка» в заборе была заделана. К морю мы все же выехали прямо на «жигулях».
Вода была почти не соленая, и теплее чем в Двине. Обычно в июне здесь уже купаются.

Белое море в Северодвинске. 01.06.01
    Северодвинский краеведческий музей почему-то выходной не в понедельник, как все, а
в пятницу. Напоследок я съездил на островной микрорайон Северодвинска (по мосту), где
девятиэтажные дома стоят прямо на берегу Белого моря.

Белый прибой Белого моря возле жилых домов. Северодвинск.

Обнаружились даже некие песчаные дюны на пляже.
Песчаные дюны на пляже Белого моря. Северодвинск.

Однако, ветер в этот день был суров и холоден, купаться желания не возникло.

Купаться не хочется - ветер северный.

Вид из окна девятиэтажного дома в Северодвинске.

Пообедать за 16 рублей удалось в столовой автотранспортного предприятия. К восьми
часам, нагулявшись по Северодвинску досыта, я приехал автостопом в Архангельск, на улицу
Поморская, к человеку по имени Рик-рыболов. Хотя хозяина дома не было, другие вписчики
были предупреждены Юлей, и даже согрели ведро воды (горячий водопровод летом – редкая
роскошь даже в северных городах). Единственная неприятность на вписке у Рика – сильная
закуренность помещения – даже глаза слезятся. Так что если сами не курите, то лучше не
задерживаться в сей гостеприимной квартире.


Знак "нулевого километра" в Архангельске. 02.06.01
 

   2-го июня 2001 года мне исполнилось 26 лет.
    Первую половину дня провел осматривая Архангельск, набережную Северной Двины.


Шхуна "Запад" доживает последние дни на набережной Архангельска. Мачты уже сгнили.
    Морской музей рассказывал об истории освоения Арктики и о трагических временах войны,
когда в Архангельск с боями прорывались «северные конвои» из Англии и США с поставками
техники и вооружений по «ленд-лизу». Посетив еще несколько исторических музеев и
картинную галерею я вернулся на вписку, пообедал, и с рюкзаком поехал в деревню Малые
Карелы, где в 25-ти километрах восточнее Архангельска собранны предметы деревянного
зодчества северных народов.

музей - Малые Карелы под Архангельском.
    Самые лучшие образцы деревянных церквей, домов, мельниц и
амбаров свозились сюда на протяжении десятков лет из разных труднодоступных деревень.


музей - Малые Карелы под Архангельском.
    Здесь все постройки реконструировались, сейчас за символическую плату можно ходить,
снимать и фотографировать сколько угодно.


музей - Малые Карелы под Архангельском.
    Территория довольно большая, много оврагов и
лесов, птички и белки привыкли к людям и подбегают довольно близко. Зимой, в голодные
времена, берут пищу из рук посетителей.


музей - Малые Карелы под Архангельском.музей - Малые Карелы под Архангельском.музей - Малые Карелы под Архангельском.
Очень хорошие люди милиционеры – охранники. Помогли мне избавиться на два часа от рюкзака.
    К восьми часам вечера я перешел пешком Северную Двину по новому мосту,
сфотографировав плоты из бревен. На станции Исакогорка я поинтересовался поездом номер
600, который по сведениям О. Болашенко в 1997-ом году был рабочий бесплатный в 21-50 до
Няндомы. Но такого поезда теперь нет, в 22-10 идет 671-ый пассажирский, платный.
    Выездной пост милиции был совсем рядом со станцией, в 15 км. от Архангельска. Но
вечером субботы никто не ехал дальше ближайшей дачи. Простояв за постом два часа, пошел
спать в незапертый вагон-теплушку на ближайшей даче.

    03-го июня, воскресенье.
    Рассуждаем так: чтобы деловому человеку попасть в Москву в понедельник к утру, ему
надо выезжать на легковой машине из Архангельска в первой половине дня воскресенья.
    Прождав «своего драйвера» (как говаривал Валера Ша) с 6-30 до 8-30, я подсел в ВАЗ
21063 к архангельскому бизнесмену, едущему в Москву. С учетом двух перекусов и некоторого
блуждания в Вологде, я высадился возле Сергиева Посада в час ночи. На дороге в Дмитров
автостоп в такое время малоэффективен. Пришлось поставить палатку в придорожном лесу и
поспать до семи утра.
    В начале девятого, на КАМАЗе из Кирова я доехал в Дмитров, а в девять был дома.
    Вот так и закончилось путешествие на Русский Север. На следующий раз пришлось
оставить славный город Каргополь и подробный осмотр Вологды. Уж очень не хотелось в
воскресный день высаживаться из прямой машины.

Григорий Лапшин. Дубна м.о.
    2001.

    Специально для сайта АВП.     © ГриЛ